Адилю Акбаеву 32 года. Юрист по образованию, он несколько лет проработал в судебных органах Караганды и учился в Академии госуправления при президенте РК. Во время магистратуры занялся интернет-продажами техники, а потом электронными платежами. До перехода в IT Адиль четыре года управлял ресторанным бизнесом в Караганде, пока его не продал.    

— Почему IT?

— Мой друг переводил статьи о блокчейне и криптовалютах с английского и получал гонорары в биткоинах. Он и рассказал мне об этом. Я купил свой первый биткоин за 800 долларов. Затем продал его за 7 тысяч долларов и окончательно рассчитался с долгами. После этого я начал интересоваться недооцененными криптовалютами и вместе с друзьями вкладывали в них по 10-15 долларов. Большинство из них не давали дохода, но оставшиеся росли. 

В 2017 году мы начали обучать людей, как покупать, хранить и продавать крипту. Помогали формировать портфель. Видеоуроки продавали за 50 тысяч тенге. Затем в 2018 году ребята предложили мне открыть IT-компанию по блокчейну и программированию. Мы занимались разработкой веб-сайтов и приложений, немного блокчейном, подготавливали ICO, лотереи на блокчейне для заказчиков. 

— Сколько учредителей в Techculture? 

— В группу компаний входит три организации: управляющая компания Gexabyte, Qazdevelop в Караганде и Techculture в Алматы. Qazdevelop занимается веб и мобильной разработкой для клиентов из Нур-Султана и России. Techculture — только блокчейном. 

В ТОО Gexabyte нас 5 учредителей. Все начинали с разработчиков кроме меня. Мы участники Astana Hub.

— Какова ситуация на рынке создания и использования блокчейна в РК? 

— Сегодня в Казахстане блокчейн используется в основном в области покупки и продажи криптовалют. Потому что людям в первую очередь интересны деньги. А для того, чтобы государство использовало блокчейн в своих целях, нужно около 3-5 лет. Хотя блокчейн можно использовать для документооборота, бухгалтерского учета, очередей в детсады и многое другое. У государства есть недоверие к блокчейну с точки зрения хранения важной информации. 

Все блокчейн-компании консолидированы в МФЦА, потому что там действует английское право. При центре созданы образовательные платформы, работают разработчики и т.д. Примерно 20 компаний, которые в основном занимаются обучением работы с криптовалютами и сервисами. Но разработка ПО на технологии блокчейн разрешена. То есть, мы выполняем заказ и передаем его заказчику. Далее он региструются в МФЦА.

Какие продукты вы сделали с использованием блокчейна?

— Обычно наши заказчики – это частные лица, которые зарабатывают на криптовалюте. Вторая категория – IT-компании либо крупный бизнес, которые хотят внедрить у себя блокчейн.

В Казахстане мы сделали платформу по подлинности дипломов на блокчейне, которую заказал ЕНУ им. Л. Гумилева. Был проект на блокчейне по производству уникальных масок для производства. 

В 2021 году для АО «НК»Қазавтожол» мы сделали платформу на блокчейне для электронного документирования и отслеживания автофур по всему маршруту. Сейчас технология запущена на одной из междугородних дорог страны. Но в основном мы создаем сервисы для покупки и продажи криптовалют между пользователями.

— Что сделали для иностранных заказчиков?  

— По заказу компании из Кремниевой долины мы сделали соцсеть Ignite. Блокчейн в ней в том, что нет цензуры и администрации. В ней мы разработали 20 валидаторов, которые решают блокировать спорный контент или нет. 

Другим проектом на блокчейне была музыкальная платфора Rocky, где можно без посредников донатить автору музыки. Сегодня там есть и казахские исполнители. Пока это только веб-ресурс.

— Вы брали кредиты на открытие бизнеса?

— После кафе нет. IT-компании открывали на заработанные деньги. Средства на развитие нам принес первый крупный заказ из России. Это была разработка краудлендинговой платформы для привлечения инвестиций в творческие проекты. Она называется Co-Fi. Все, кто хочет поддержать любимого музыканта, режиссера или видеоблогера, а также заработать на инвестициях в сфере кино и медиабизнеса, могут вложиться в проект. Или сами артисты могут получать инвестиции. Например, Тимати может заложить авторские права на свою песню в залог под инвестиции. Если артист не вернул деньги, то все права и отчисления с клипа и песни переходят кредитору. За эту работу мы получили около 100 тысяч долларов. Сразу сняли офис покрупнее и расширили штат. 

— Почему вы переехали в Алматы?

— Потому что здесь находится блокчейн коммьюнити. Поначалу мы искали инвестиции в 6 млн тенге. Предложили, разработанную нами CRM-систему для салонов красоты инвесторам. Написали Маргулану Сейсембаеву и Рамилю Мухоряпову. Но они отказались. Мы не отчаялись, продолжали работать и заказы пошли. 

— Какая у вас маржинальность и какие траты?

— За аренду офиса платим 2 млн тенге ежемесячно. Годовый оборот только Techculture около 150 млн тенге. Маржа около 30%. За все время мы сделали свыше 80 проектов. По блокчейну в Казахстане у нас нет конкурентов. 

При этом мы ни разу не участвовали в гостендерах. Слишком много бюрократии. Но нам давали заказы на субподряде от гостендеров. Делали шлюзы для Egov.kz, мобильное приложение goszakup.kz, участвовали в разработке системы Сергек. Делали ПО по распознаванию лиц для школ и университетов, автономеров и другое. 

— Что дает работа в компании сотрудникам?

— У нас все демократично. Сейчас у нас более 100 человек, хотя начинали с 20. В основном это разработчики и менеджеры.  

После трех лет работы сотрудник получает опцион. Для нас важен карьерный рост. Нынешние директоры по развитию когда-то пришли простыми проект-менеджерами.

Работая на госслужбе я каждое утро в автобусе думал, неужели я буду всю жизнь ездить с ланч боксом и листать Инстаграм? Сейчас в Алматы я иногда езжу в транспорте и вижу таких людей. 

Лично я больше внимания уделяю софт скиллам. При приеме на работу хард скиллы имеют значение на 49%, потому что человек всегда может их прокачать, если целеустремлен. Я горжусь тем, что мы приучили коллектив, что наш начальник дедлайн. По рынке зарплаты у нас высокие.  Многие работают удаленно, например, россияне и кыргызстанцы. Чтобы работать у нас нужно позвонить и пройти два этапа собеседования. Ответ даем уже на следующий день. Но вакансии открыты не всегда. 

— Какие планы у компании? 

— Осенью этого года планируем выпустить сервис, так называемый, децентрализованный банк, чтобы клиенты могли вкладываться в USDT или стейбл коины, которые привязаны к доллару США. Обычно такие депозиты доходнее, чем в БВУ. Потом планируется выпуск криптовалютных карт, которые при оплате товаров и услуг автоматически будут конвертироваться в фиатные валюты. 

— Какие тренды в блокчейне ждут пользователей? 

— Первое — это DeFi. То есть криптообменники, новые платежные сервисы и т.д. Главное, что к ним не будут иметь отношения третьи лица, то есть банки. Второе — это метавселенные, и, наконец, зарабаток в онлайн-играх.